Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

"Алтын келин"

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

«Хиты 70-80-х Rok&Pop»

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

«Севги ве бахт»

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Хош сефа!

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

«Баш язысыны козь корер»

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

«Эвленюв»

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Алтын келин

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Пушкин в музыке

Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

«Хиты 70-80-х Rock & Pop»

0lfm9chov98
gszunq-4gku
photo_5402088674272857585_y-1
photo_5402088674272857585_y-1
5w9babdz9qg
0lfm9chov98 gszunq-4gku photo_5402088674272857585_y-1 photo_5402088674272857585_y-1 5w9babdz9qg



Катерина Измайлова – Евгения Муравьёва
Сергей – Сергей Семишкур
Борис Тимофеевич – Андрей Серов
Зиновий Борисович – Леонид Захожаев

Мировая премьера: 22 января 1934 года, Государственный академический Малый оперный театр, Ленинград
Премьера в Мариинском театре и премьера постановки:
20 мая 1995 года – «Катерина Измайлова», вторая редакция оперы
21 июня 1996 года – «Леди Макбет Мценского уезда», первая редакция оперы


Продолжительность спектакля 4 часа
Спектакль идет с двумя антрактами

Возрастная категория 16+

Музыкальный руководитель – Валерий Гергиев
Декорации, костюмы и постановка Михаила Шемякина
Хореография Кирилла Симонова
Художник по свету – Владимир Лукасевич

Адаптация света на сцене Мариинского-2 – Андрей Понизовский, Егор Карташов
Ассистент художника-постановщика – Андрей Войтенко

Написанная по сценарному плану Мариуса Петипа для сказочного балета-феерии, впервые музыка Чайковского прозвучала в спектакле, поставленном Львом Ивановым в 1892 году. Роскошно оформленный, тот спектакль отвечал духу балетов ХIХ века – цельность сюжетной драматургии не была в числе первоочередных задач хореографа, внимание балетмейстер сосредоточил на богатстве танцевального текста. «Нет в музыке «Щелкунчика» ни одного ритма, ни одного такта, который не перелился бы в танец. Все кипит на сцене неумолчно тихим плеском тишайших фигур с взрывами румяного счастливого детского смеха, детских утех, упоений и секундных огорчений», – с ностальгией вспоминал критик Волынский постановку Иванова, снятую с репертуара в советской стране. Авангардные 1920-е подарили ленинградской сцене новое прочтение музыки Чайковского. В спектакле, поставленном Федором Лопуховым, не было места безмятежной гармонии классического танца. Акробатические поддержки, шпагаты и мелодекламация потеснили традиционные вариации и па-де-де. Однако пластические эксперименты и подчеркивание хореографом трагического начала партитуры Чайковского были встречены критикой настороженно. И уже в 1934-м в афише появился новый «Щелкунчик» – постановка Василия Вайнонена, дитя новой эпохи, приветствовавшей политкорректность и обоснованность танца развитием фабульного действия. «Сценарий «Щелкунчика» Петипа не удовлетворял меня отсутствием реалистической трактовки первого акта, прерывностью интриги и налетом сусальности (пряничные домики, наряженные в накидочки мыши и т.д.)», – писал хореограф и, отказываясь от фантастических персонажей, сочинял спектакль о девочке, которой приснились чудеса. Хореограф услышал в музыке Чайковского гармонию конфетно-карамельных детских грез и выстраивал танцевальное действие, опираясь на традиции балета ХIХ века – с развернутыми классическими ансамблями Вальса снежинок и Розового вальса, па-де-де главных персонажей и дивертисментом характерных танцев в стране Сластей. «Щелкунчик» Вайнонена создавался привычным языком классики, перипетии сюжета в нем были представлены танцевально, и его хореографическое разнообразие стало залогом долгой сценической жизни. Спектакль не сходит со сцены уже более восьмидесяти лет. Сегодня его исполняют как артисты Мариинского театра, так и студенты Академии русского балета имени А. Я. Вагановой. Ольга Макарова